История развития криотерапии

История развития криотерапии

Родиной криотерапии, безусловно, является Азия, а точнее Япония. Именно в Японии в 70-х годах XX века были заложены основы самого перспективного направления немедикаментозной медицины. Сегодня вокруг первых лет криотерапии накопилось большое количество домыслов и надуманных событий. Так как источниками информации о начальных шагах этой науки являются статьи популистов, история становления криотерапии переросла в некий эпос, главной фигурой которого является японский врач Тосимо Ямаучи.

Пытаясь объяснить свой интерес к применению холода в лечебной практике, Т. Ямаучи описывает случай, очень напоминающий библейский сюжет (в его японской клинике впервые начали лечить больных ревматоидным артритом с помощью криотерапии):

«Можно сказать, что мне помог случай. Будучи студентом, я проходил практику в одной из клиник. Уже тогда, глядя на то, как мучаются больные ревматоидным артритом, и как трудно врачам им помочь, я стал задумываться о поисках новых, более эффективных способах их лечения. Так вот перед Новым Годом один из наших пациентов убежал домой, чтобы в кругу семьи отметить праздник. Но до дому он не дошел, заблудился, и когда, через несколько часов, мы его нашли, он сильно промёрз. Я не сомневался, что его самочувствие ухудшится. Столько пробыть на морозе! К моему удивлению он чувствовал себя гораздо лучше. Этот случай заронил в мою душу первое зерно сомнения. Я стал внимательно присматриваться к другим больным.

На зимние праздники мы многих пациентов отпускали домой. После теплых больничных палат они частенько приезжали в неотапливаемые, заледенелые дома. Им приходилось часто вставать с циновок и приветствовать родственников. И как ни странно, в клинику они возвращались более бодрыми и подвижными. Тогда я впервые и решил попробовать лечить ревматические заболевания с помощью холода.»

Здесь многое кажется странным. Во-первых, лечебный эффект от естественного переохлаждения («сильно промерз») был обнаружен в сравнительно тепловой стране Японии, а не в России с ее традиционными холодными зимами (почему многовековой житейский опыт России не «вычислил» пользу от «сильного промерзания»?). Во-вторых, переохлаждение в том виде, каким его описывает Т. Ямаучи, на самом деле вызывает обострение ревматических состояний (увеличивает скованность суставов и т. д.).

Сегодня после многих лет исследований и наблюдений за ходом криотерапевтических процедур, совершенно ясно, что охлаждение воздуха в пределах температур природного уровня (выше -90 0C) ни при каких обстоятельствах не может спровоцировать развития криотерапевтического эффекта. Вероятно, история про «сильно промерзшего» пациента была просто придумана разработчиком метода для облегчения его понимания пользы низкотемпературных процедур широким кругом пациентов. Но не следует повторять события этой легенды на себе!

Вероятнее всего, начало криотерапии было гораздо прозаичней, чем описывает Тосимо Ямаучи. Известно, что ледяные компрессы ненадолго облегчают боль в суставах. Судя по всему, Ямаучи и его сотрудники обратили внимание на это действие локального охлаждения и начали активно искать способы усиления обезболивающего эффекта.

На первый взгляд путь увеличения эффекта очевиден — надо снизить температуру охлаждающей повязки. Именно по этому пути пошли японские ревматологи. Действуя методом проб и ошибок, они воздействовали на суставы все более низкими температурами. На первом этапе использовались жидкие охлаждающие среды, полученные на базе соляных и спиртовых растворов. Наиболее низкотемпературная жидкость получалась при смешении спирта и твердой углекислоты. Итог этих поисков получился неоднозначным, суставы действительно обезболивались, но при тяжелом обморожении кожи.

Как показали в последствии исследования на математической модели кожного покрова, из-за хорошего теплового контакта между жидкостью и кожей такие обморожения неизбежны. В соляном растворе с температурой -20 0С кожа охлаждается со скоростью до 20 0С в секунду, поэтому подобрать время охлаждения так, чтобы получить лечебный эффект и не охладить кожу ниже температуры начала обморожения (-3 0С) практически невозможно. Прервав процесс чуть раньше, не получишь эффекта, чуть позже, получишь тяжелое обморожение. И все это при разнице времени контакта в несколько секунд. К несчастью больных, все эти истины японские врачи постигли на клиническом опыте.

Чтобы увеличить время процедуры и получить возможность прерывать процедуру до начала обморожения, надо ухудшить тепловой контакт между охладителем и кожей. Для этого японцы заменили жидкие охлаждающие среды газом. Сначала, по аналогии с компрессами, газ применялся локально – обдували отдельные больные суставы. Достаточно скоро было замечено, что чем больше площадь охвата холодной струей и ниже температура газа, тем выше позитивный эффект. Через некоторое время японские врачи перешли к тотальному погружению человеческого тела в криогенную среду. Так и возникла практика общей криотерапии в клинике Т. Ямаучи.

Возвращаясь к Т.Ямаучи и его роли в истории развития криотерапии, следует отметить, что именно японская медицина подтолкнула мировой прогресс в этом направлении, спровоцировала всеобщий интерес к методу, но, к сожалению, быстро утратила лидирующие позиции. Несмотря на то, что к моменту проникновения криотерапии в Европу, технология и методология применения криотерапии были достаточно хорошо отработаны, японский опыт остался невостребованным. По ряду причин, в том числе и экономических, европейцы не стали копировать японскую методику, покупать японское оборудование, а развернули широкомасштабный и многоплановый поиск альтернативных технических и медицинских решений. Это и стало основой развития европейской школы криотерапии, которая очень быстро вытеснила и растворила влияние родоначальника метода. Многие вещи, которые были очевидны Т.Ямаучи, сегодня с большим трудом возвращаются в лечебную практику.

Европейская история общей криотерапии берёт своё начало с доклада Т.Ямаучи на конгрессе ревматологов в 1982 году. Этот доклад произвел сенсацию среди специалистов, так как открыл принципиально новый подход к борьбе с заболеваниями опорно-двигательного аппарата. Используя большой статистический материал, в том числе рентгеновские снимки поражённых ревматоидным артритом суставов до и после лечения, Т.Ямаучи показал, что сочетание криотерапии и двигательной активности не только останавливает течение болезни, но и в ряде случаев способно обратить деструктивные процессы вспять. Притом японская методика лечения не предполагала применения традиционных медикаментов.

Как всегда бывает с неожиданными и сенсационными заявлениями, реакция на доклад была неоднозначной. Многие специалисты, прежде всего ревматологи с традиционным взглядом на методологию лечения, отнеслись к докладу скептически и упрекали автора в шарлатанстве. Однако нашлось немало энтузиастов, желавших воспроизвести достижения врача в европейских клиниках.

Первые реализации кабин для лечения криотерапией

Препятствием на пути реализации стала проблема финансов. Фирма «NIHON SANSO», изготовившая криокабину для Tосимо Ямаучи, запросила колоссальную цену $2 млн. В результате, ни один аппарат фирмы «NIHON SANSO» для проведения процедур криотерапии в Европе так и не появился.

Но сенсационная информация сделала свое дело. Практически во всех странах, ныне производителях криотерапевтических систем, недоступность японской техники спровоцировала попытки наладить производство собственных аппаратов. Это стремление в значительной степени опиралось на то, что автор метода не особенно вдавался в технические подробности, излагал техническую сторону вопроса сжато и упрощенно.

Вместе с японской криотерапевтической техникой Европа отказалась и от японской технологии — информация о технологии проведения криотерапевтических процедур была крайне скудна и подчас противоречива. Например, температура в криоториумах по разным источникам составляла от -160 °C до -186 °С. Это создало у многих последователей иллюзию, что чем ниже температура в кабине криоториума, тем выше лечебный эффект.

Заказчиками криосаун в Европе в большинстве случаев выступали врачи-ревматологи, которым тонкости поведения воздуха в состоянии пара неизвестны. В результате перед техниками была поставлена невыполнимая задача, решение которой вылилось в грандиозные затраты; эти затраты на оборудование сделали криотерапию самой дорогой физиотерапевтической процедурой.

Развитие криотерапии в Польше

Наряду со сторонниками удешевления криотерапевтических систем в Европе осталось достаточно приверженцев криотерапии при температуре в промежутке от -160?C до -150?C, рекомендованном самим Тосимо Ямаучи. Эта группа медиков в альянсе с инженерами сконцентрировала свои усилия на усовершенствовании групповых криосаун с азотным охлаждением.

Из-за высокой стоимости разработка групповых криокамер была возможна только в условиях государственной финансовой поддержки. Такая поддержка криотерапевтической программе была оказана в Польше. Польский центр криотерапии образовался во Вроцлаве, а значительные успехи этой криотерапевтической школы связаны с работой профессора Здзислава Заграбельного.

Доктор медицинских наук профессор Здзислав Загробельный не только консолидировал вокруг себя наиболее активных разработчиков криотерапевтической техники и технологии, таких как профессор В.Штрек и инженер З.Рачковский, но и сумел превратить криотерапию в часть государственной политики в области здравоохранения.

Здзислав Загробельный — единственный специалист в области криотерапии, удостоенный за свою деятельность высшей государственной награды. Польша ввела криотерапию в пакет услуг по государственному медицинскому страхованию, что создало в Польше беспрецедентные условия для развития криотерапии. Успехи Польши в этой области медицины, консервативный подход к организации процедур и широкое распространение криотерапевтической техники позволяют говорить о польской школе криотерапии.

Криотерапия в России

Выступление Тосимо Ямаучи на конгрессе ревматологов в 1982 г. стало стимулом к началу работ по разработке отечественных криотерапевтических систем. Материалы доклада достоверно доказывали огромную лечебную эффективность процедур, основанных на использовании искусственного холода. Стало понятно, что снижение температуры газа и увеличение поверхности контакта кожного покрова с этим низкотемпературным газом определяют лечебную эффективность криотерапии.

Информация вызвала огромный интерес у специалистов, но еще большую активность проявили больные ревматоидным артритом.

Вообще больные хроническими и прогрессирующими заболеваниями представляют собой особый человеческий материал. Некоторые из них сражаются со своим недугом многие десятки лет. Испытывают на себе новые методы и лекарства, следят за всеми публикациями и часто раньше специалистов узнают о новых научных разработках. В истории с созданием отечественной криотерапевтического оборудования роль пациентов страдающих различными формами артритов, неоценима.

После доклада Т. Ямаучи у советских специалистов возникло желание самим развернуть такие работы, но для этого необходима специальная техника. На запрос о стоимости одной японской установки был получен ответ, что поставка обойдется в два миллиона долларов. Сумма гигантская, а для медицинских учреждений просто неподъемная. Поэтому вопрос о покупке импортного оборудования отпал сам собой.

Но отказаться от самой идеи лечения сверхнизкими температурами было нелегко, поэтому решили поискать отечественных умельцев, способных решить эту проблему. В 80-е годы официальным лидером в области криомедицинских технологий в СССР считался ВТИНТ г. Харьков. Украинские ученые изучили вопрос и согласились решить проблему за 2 млн рублей. Помня о том, что в те времена официально за один доллар давали 60 копеек, легко догадаться, что после такого ответа вопрос о практическом применении криотерапии был снят с повестки дня. Специалисты поняли — нам этот метод не по карману.

Но для людей, которые долгие годы активно сражались со своим недугами, оказался другой взгляд на эту проблему. Ленинградец Э., больной прогрессирующей формой ревматоидного артрита, проявил необычайную настойчивость и привлек к решению этой проблемы специалистов Ленинградского технологического института холодильной промышленности и Государственного института усовершенствования врачей. Образовалась творческая группа, которая, не подозревая об описанных выше материальных проблемах, решила создать криотерапевтическую установку на «общественных началах».

Медицинскую стороны вопроса представляли профессора Майстрах Е. В.и Губачёв Ю. М., техническую профессор Головко Г. А.(в то время заведующий кафедрой криогенной техники ЛТИХП) и Баранов А. Ю. На первой встрече были сформулированы основные принципы, по которым должна строится криотерапевтическая установка. Было решено, что криотерапия, как процедура, показанная миллионам пациентов, должна обеспечиваться доступным по цене оборудованием. В качестве верхней границы ее стоимости установлена сумма 20 тысяч рублей. Таким образом, сами того не подозревая, была поставлена сверхзадачу — снизить стоимость установки в 100 раз по сравнению с известными зарубежными аналогами. Дальнейшее развитие событий подтвердило, что такая постановка вопроса единственно верная. За 12 лет, несмотря на бурное развитие криотерапии за рубежом, в Германии, ни одна импортная установка в лечебных учреждениях России не появилась. А в Европе криотерапевтические процедуры относятся к наиболее дорогостоящим лечебным мероприятиям.

В тоже время был построен ряд отечественных установок для общего и локального применения криогенных температур, стоимость которых не превысила установленную в 1986 году планку. Дальнейшее тиражирование этого оборудования позволило сделать криопроцедуры доступными большинству россиян.

Эта маленькая экономическая победа над медицинской индустрией Запада основана на использовании принципиально новых криогенных технологий, которые разрабатывались исключительно для медицинских целей.